02.12.2019
Астраханка узнала о судьбе пропавшего без вести деда-красноармейца

Путь домой длиною почти в 80 лет. Украинские поисковики нашли пропавшего без вести красноармейца-астраханца. Прежде родственники солдата не знали о его судьбе. Уроженец Астрахани, он защищал Родину на далёкой Полтавщине. В роковом 41-м и погиб. Как общая история объединяет народы? И какие чувства у родственников, вернувшегося домой защитника?

Много воды этой небольшой речушки под Полтавой утекло с начала Великой Отечественной войны. Это сейчас её воды спокойные, но тогда, в 41-м, всё было иначе. На долгие годы это место стало последним пристанищем красноармейца Вячеслава Гладкова, уроженца Астрахани. Однако в декабре 2018-го его обнаружили украинские поисковики, а недавно нашлись и потомки солдата.

«Я сначала такое оцепенение испытала, когда эту информацию услышала. Ну конечно, это очень неожиданно! Потом у меня была истерика по этому поводу: я прямо от души так порыдала. Испытала очень большое облегчение со слезами», − признаётся внучка Вячеслава Гладкова Ирина Шиняева

Новость стала для Ирины как глоток свежего воздуха. Признаётся: будто гора с плеч.

− Человек пропал без вести: где он, что он? Неоднозначно, точка не поставлена: где человек.

Останки красноармейца-астраханца Вячеслава Гладкова нашли у села Перегоновка Кобелякского района Полтавской области. В базе данных об участниках войны – только анкета послевоенного подомового опроса. Маленьким почерком приписка: “пропал без вести в декабре 41-го”. Вероятно, именно тогда семья − с учётом военных трудностей − с задержкой получила осеннее письмо с фронта.

− Я видела некие письма, что они были, они были красивым почерком очень написаны и поэтично…

В этой местности осенью 41-го года вела бои 38-я Армия – левое крыло Юго-Западного фронта: держала оборону на левом же берегу Днепра, от Чапаевки до устья реки Ворскла. На берегу этой младшей сестры “отца-реки” и приютилось небольшое селение Перегоновка: её и на картах-то тех лет едва найдёшь. Правда, про педантичных немцев такого не скажешь: Полтавщина − каждую пядь − у них была как на ладони.

“Десятки мощных прожекторов с правого берега осветили остров. Атака штурмовых подразделений поддерживалась артиллерийским огнем с правого берега реки, который прикрывал высадку десанта и одновременно препятствовал переброске подкреплений 300-й стрелковой дивизии в помощь оборонявшейся у Дериевки роте. С островов захват плацдарма на восточном берегу Днепра уже был делом техники”.

"Рубеж № 4” – так в документах называлась 54-километровая полоса под селом Кобеляки, где и предстояло держаться бойцам. Стояли наши солдаты до последнего. Здесь же осенью 41-го и погиб астраханец Вячеслав Гладков. Хоть и ушёл безвестным – до поры – там, далеко-далеко от полтавских просторов, в родной Астрахани, близкое сердце чувствовало потерю, хоть и не умирала надежда – встретить снова…

− Почему-то – не знаю, почему – в доме хранилась эта фотография, и она стояла у бабушки в рамочке, она была уже с чёрной полосочкой, видите? Не было же, никто похоронку не приносил, её не получали, официально он не признан был погибшим. Бабушка ждала, больше не устроила своё счастье женское: она также одна воспитывала и поднимала детей.

Его мысли, душа – между строк. Из советской интеллигенции, работник труда интеллектуального (поднимал издательское дело в киргизском городе Ош, повышал квалификацию в Ленинграде) он от пера взялся за автомат. Не остался в тылах, не устроился в полковую газету. Хотя и был партийным, пошёл на именно фронт – и простым рядовым. Пошёл, потому что в тяжёлую пору самого начала войны просто не мог остаться в стороне. Даже понимая, что оставляет дома любимых жену и детей, и может не вернуться назад…

«Конечно, это такое, очень важное дело, которое они делают. Мы настолько это не понимаем, насколько в нас это сидит подсознательно вот эта неизвестность. Да, мы живём, мы забываем и не думаем об этом, конечно, каждый наш день, но когда это происходит, понимаешь, что это очень важно. Мнения разных людей я слышала. Многие говорят: “Зачем это надо вообще – ворошить прошлое, вспоминать, поднимать эту тему?”. Но это правда нужно!», − убеждена Ирина Шиняева.
Поделиться в