В преддверии Дня Победы в Астрахани вспомнили героев обороны Севастополя

В преддверии Дня Победы в Астрахани вспомнили героев обороны Севастополя

05.05.2014 10:41
Поделиться в

Через несколько дней в России будут отмечать один самых святых праздников - День Победы. Ровно за год до окончательной и безоговорочной Победы 9 мая 1945 года был полностью освобожден от фашистской армии - Севастополь. В этом году город-герой отмечает 70-летие своей победы над немецким захватчиком. С этим великим событием связаны и судьбы многих астраханцев.

Когда папа уходил на войну, было трое ребят. Одному 3 годика, второму полтора годика, а Николай Михалыч был в проекте. Такую семью он оставил, так сказать на выживание. Маму с тремя детьми оставил.

Впоследствии семья Болговых стала еще больше, отец вернулся с фронта и прожил долгую спокойную жизнь. О войне говорить не любил. Но свою солдатскую стойкость сохранил до конца дней.

 - Анастасия Болгова, дочь Михаила Болгова, освобождавшего Севастополь: «При всей своей болезненности, немощи, он стоял как солдат, полтора часа он отстоит как солдат. 9 мая, на жаре в мае. Мы все думали: как же папа выдержит, как же папа выдержит. Выдерживал. То есть солдат был до конца своей жизни».

Михаил Болгов был не просто свидетелем обороны Севастополя - он принимал участие в жестоких боях и решающей битве: на Сапун-горе.

 - Николай Болгов, сын Михаила Болгова, освобождавшего Севастополь: «Минное поле перед этой отвесной стеной Сапун-горы было заминировано, а уже жара началась. И он говорит, наши ребята взрывались на этих минных полях. А убирать их нельзя было. Потому что каждый метр».

Страшное укрепление лишило жизни не одну тысячу солдат. Многие из них пропали без вести: исчезли в безымянных могилах. До сих пор только единицы обрели покой, когда были восстановлены их имена.

 - Мандар Шукралиев, внук Имзали Шукралиева, освобождавшего Севастополь: «Я разыскал даже не то, что следы деда, я разыскал его, скажем так, путь».

На то, чтобы узнать, где и как погиб его дедушка, у Мандара Шукралиева ушло 15 лет. Бесконечная череда архивов и военкоматов привела его к городу-герою.

 - Мандар Шукралиев, внук Имзали Шукралиева, освобождавшего Севастополь: «Мы с женой поехали в Севастополь, нас там очень хорошо встретили, я до сих пор благодарен им. Выделили автомобиль, даже купили венок и поехали в деревню Бельбек. Это под Сапун-горой. И нашли обелиск. Скромный такой обелиск».

Среди 53-х бойцов братской могилы значился и Имзали Шукралиев. Этой весной большая семья его потомков снова собирается в Севастополь. Признаются, что сожалеют только об одном: что нет ни одной дедушкиной фотографии.

 - Гульсара Шукралиева, супруга Мандара Шукралиева: «Я уже 35 лет замужем за Сабитуллаевичем, постоянно говорила: бабушка, из детей кто похож. А у меня двойняшки. Одна Света. И она постоянно говорит: я тебе по секрету скажу, вот эта Света чем-то похожа на дедушку».

После войны с детьми на руках остались тысячи советских женщин. Безотцовщина была страшная, вспоминает Зинаида Бондарева. О смерти папы она узнала из письма командира части.

 - Зинаида Бондарева, дочь Василия Бондарева, освобождавшего Севастополь: «Он был моим лучшим другом, умер у меня на руках, пуля прошла через позвоночник, через живот, умер у меня на руках. Похоронили со всеми воинскими почестями. Жив буду - заеду. Но, видимо, тоже жив не остался. Не заехал».

Страдали люди, страдали дети, страдали и сами города. 250 дней тяжелой обороны разрушили Севастополь. И строить его заново приезжали потом со всех уголков Советского Союза.

 - Виталий Дмитриев, участник реконструкции Севастополя: «Он был так вот: его строили, и где была разруха, где были земляночки маленькие. Как крестьяне жили».

Память о тяжелых годах и потерях осталась в каждом камне вновь отстроенного города-героя. Юрий Старцев закончил Черноморское военно-морское училище в 1972 году, но в Севастополе гостит постоянно - у родственников жены. И считает: той героической атмосферы город не потеряет никогда.

 - Юрий Старцев, выпускник Черноморского высшего военно-морского училища (1972 год): «Описать состояние очень сложно, но ты чувствуешь, что какая-то все-таки неразрывная связь людей и времен, она существует. Я скажу так: холодок по коже идет. Когда идешь, все эти мемориальные доски, памятные места. Тяжело».

Это город настоящей славы российского флота. С освобождением Севастополя связаны судьбы тысяч моряков. Свою последнюю гавань у побережий города-героя нашел и отец Тамары Аксиненко.

 - Тамара Аксиненко, дочь Павла Щипалина, освобождавшего Севастополь: «Только его забрали и буквально через несколько дней, неделю может быть, а то и меньше. Приказ: водников не брать, но он уже ушел. Все. Писал он письма, но здесь ничего не сохранилось».

Назад Павел Щипалин не вернулся. Все, что осталось от него у дочери: это 2 крошечные фотографии и последнее воспоминание.

 - Тамара Аксиненко, дочь Павла Щипалина, освобождавшего Севастополь: «Я на кроватке сидела. Смотрю на него, и он головку на меня повернул вот, посмотрел, улыбнулся и ушел. Больше я его не видела».

Об исключительной роли флотилии при освобождении Крыма историками написано много. Свой след оставил и астраханец Петр Козлов. Память о нем сохранилась в севастопольском музее, а также в книге "На дальних берегах".

 - Вера Тонгузова, дочь Петра Козлова, освобождавшего Севастополь: «Надо было точно выполнять команды, которые приказывал штурман, чтобы не попасть под бомбы, и вот здесь как раз описывается, как он успевает маневрировать и в тот день, когда освободили, по-моему, даже 9 мая 44 года, ни один снаряд в них не попал».

В Севастополе Петр Козлов встретил и спутницу жизни. Так судьба семьи Болгарь сплелась с городом-героем навсегда.

 - Светлана Болгарь, дочь Петра Козлова, освобождавшего Севастополь: «Я была очень рада, когда услышала, что город Балаклава, город Севастополь и Крым теперь стали российской нашей».

Пройдут годы, но память о героях-защитниках Севастополя не исчезнет. Такое не должно случиться. И в Астраханской области будут помнить своих земляков, отдавших жизни и здоровье за свободу своей Родины.